zdesv (zdesv) wrote,
zdesv
zdesv

Categories:

Из социологических опросов. Предвыборное. Vox populi.

- В отношении кандидатов на предстоящих выборах, как бы вы расположили свои предпочтения?
- Думаю, как-то так было бы норм.



В будущих книгах по истории 2020й назовут «годом, когда опг "государства" перешли к открытой войне с людьми». Конечно, это напишут только в случае, если люди сумеют устоять в этой войне.
Пока же, имею сообщить следующее.

"Выборы" лишь попытка придать видимость легальности объединению в банды преступных элементов стремящихся к обогащению очень специфическим методом: разбоем и грабежом (отъем собственности с применением насилия или под угрозой насилия) под благовидным прикрытием/предлогом "общего блага". Этот метод и называется политическим методом, в отличие от экономического метода, добровольного взаимовыгодного обмена, или рынка. [любое] Государство - это организация политических методов обогащения.
Альтернатива - единственная: рынок, отсутствие государства.

"Криминальность государства не является чем-то новым и не вызывает удивления. Это началось, когда первая группа хищников объединилась и сформировала государство, и будет продолжаться до тех пор, пока государства существуют в мире, потому что государство по своей природе является антисоциальным институтом, по сути преступным. Идея о том, что государство возникло для каких-либо социальных целей, совершенно неисторична. Оно возникло в результате завоевания и конфискации, то есть преступления. Оно возникло с целью сохранения разделения общества на класс собственников и эксплуататоров и класс неимущих иждивенцев, то есть с преступной целью. Ни одно государство, известное истории, не возникло каким-либо иным образом или для каких-либо иных целей."*
Тогда логично следующее.
«Мы должны сделать вывод, что мы не правительство, а правительство не мы. Ни в какой степени правительство не представляет большинство населения, но если бы даже и представляло, даже если бы 90% населения решили убить или поработить другие 10%, это все равно было бы убийством и порабощением, а не добровольным самоубийством или самопорабощением, самодеятельно осуществленным попранным меньшинством. Преступление есть преступление, агрессия против прав есть агрессия, сколько бы граждан не проголосовало за попрание этих прав.
Удобный собирательный термин «Мы» позволил накинуть идеологический камуфляж на социально-политическую реальность. Если «Мы» и есть «Правительство», тогда, как бы «Правительство» ни поступало по отношению к индивидууму (т.е., к любому из Нас), —это тогда не только справедливо и не деспотично, но также и «добровольно» со стороны данного индивидуума(т.е., любого из Нас). И, если «Правительство» нажило огромный государственный долг, который надо выплачивать, облагая налогами одну группу людей в пользу другой, реальность этого бремени завуалирована фразой «мы должны сами себе»; если «Правительство» мобилизует человека на войну или бросает его в тюрьму за инакомыслие, то выходит, что «он сам с собой так поступил» и поэтому ничего такого страшного не происходит.
Если следовать такой извращенной «логике», тогда евреи, уничтоженные нацистским правительством, не были им убиты; вместо этого они, сами «совершили самоубийство», так как они и были «правительством» (которое ими же «демократическим путем» было избрано) и поэтому всё, что это «правительство» сделало с ними, было сделано по их выбору и с их полного согласия. Казалось бы, нет необходимости обсуждать, настолько вопиюще подобное заблуждение, однако подавляющее большинство людей подвержено такому заблуждению в большей или в меньшей степени.
Поэтому нам следует подчеркнуть, что "мы" — не правительство, а правительство — не "мы". Правительство никоим образом не "представляет" большинство народа.
Но, даже если бы оно и представляло такое большинство, даже если бы вдруг 70 процентов «правительства» решило бы вдруг убить остальные 30 процентов «инакомыслящих», то всё равно —это было бы типичным убийством, а не «добровольным самоубийством» со стороны истреблённого меньшинства.  Поэтому никакой «органической метафоре», никакой «банальной бессмыслице» вроде того, что «мы все часть друг друга/ часть нации / часть народа» не следует позволять затмеватьсвой разум и факт того, что «Мы»—не «Правительство», а Общество—не Государство.
Если Государство —не «Мы», если оно —не «человеческая семья», собирающаяся вместе для решения общих проблем, если это не профсоюзное собрание и не загородный клуб тогда, что же оно? Вкратце, Государство —это такая организация в обществе, которая стремится поддерживать монополию на использование насилия и принуждения на определённой территории; в особенности, это единственная организация в обществе, которая получает свой доход, не при помощи добровольных взносов или платежей за товары, или оказанные услуги, а исключительно при помощи принуждения к платежу насилием или угрозой насилия. В то время как другие индивиды или институты получают доход посредством мирной и добровольной продажи товаров и услуг другим, государство получает доход, используя принуждение, то есть угрожая тюрьмой и штыком.
Использовав насилие для получения дохода, государство обычно на этом не останавливается, а регулирует и диктует остальные действия своих подданных. Можно подумать, что простое наблюдение всех государств в истории и по всему миру может служить достаточным доказательством этих суждений; однако туман мифов так долго скрывал деятельность государства, что существует необходимость в разъяснении.»**

*А. Нок 1935
**М. Ротбард 1963

Tags: иллюзия выбора, криминальность государства, опг государство, псевдовыборы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments